«Павел Соколов: Я еду к вам с моим первым гастрольным туром»



Моя коммунарская история сложилась в то время, когда человек начинает себя осознавать и помнить. Родители (моя мама родилась под Питером, в поселке Селиваново Волховского района) привезли меня в Коммунар после окончания 1-го класса из г. Коряжмы Архангельской области, где я и родился. Родители получили квартиру на ул. Бумажников, в доме № 3. Это было в 1983 году. В этой двухкомнатной квартире мы и прожили до самой их смерти.

Смутно помню школу № 1, в которой я заканчивал 3-й класс, но хорошо ту, в которой я учился с 4-го по 8-й класс, школу № 2, где сначала моим классным руководителем была Татьяна Владимировна, а потом Галина Максимовна. И мне очень хочется надеяться, что с ними все благополучно до сих пор. Ведь только когда сам становишься родителем, начинаешь понимать, как много наши учителя дают нам в этой жизни. Простите меня, оболтуса, все те, кто хотел меня еще тогда, в школьные годы, сделать умнее! Я никогда не был отличником, но учился весьма сносно, без особых нареканий со стороны учителей. У меня были либо 3, либо 5, а вот четыре – с этой оценкой как-то не складывалось.

Да и всегда во мне жила какая-то внутренняя уверенность в том, что все мое будущее будет связано с музыкой и танцами, грезилась мне карьера Барышникова. Как я ошибался и как порой мне не хватает тех самых, тогда казавшихся мне ненужными, знаний! Хореографический кружок при городском ДК, которым руководила Ольга Александровна Горбунова, был моей отдушиной и необходимостью практически физической. Я всегда и везде самозабвенно танцевал. Танцевал дома, когда родители были на работе, танцевал на школьном крыльце с моим другом Эдиком, и оттуда нас гоняли сторож и учителя, танцевал на занятиях и школьных дискотеках. Подаренный родителями на десятилетие легендарный магнитофон «Весна 205-1» был моим неразлучным другом и гремел музыкой западных рок-н-роллов и группой «Алиса» в том углу Коммунара, куда меня заносила нелегкая. Помню своих одноклассников, а особенно одноклассниц.

Моя партнерша по танцам Наташа Нестерова удивила меня в 2009 году, забросив меня в мое детство, когда я встретил ее у нашего ДК. Но оказалось, что это ее дочка, как две капли воды похожая на свою маму! В этот приезд я решил показать друзьям-москвичам наш коммунарский ДК, а у входа стояла стайка детей, пришедших, как когда-то и я, заниматься танцами… Там я и встретил дочурку моей бывшей партнерши.

Танцевал я и с моей одноклассницей Леной Зеляевой, одной из трех знаменитых красоток нашего класса. Марина, Лена и Оля Беляева по очереди волновали мое юношеское сердце! Мне трудно вспомнить какие-либо дворовые истории, о которых спрашивают все журналисты. Занятия танцами (сначала в Коммунаре, а потом в Ленинградском Мюзик-холле), работа на картонной фабрике отнимали почти все свободное время. Мой первый друг, с которым я сблизился в Коммунаре, Володя Александров, погиб, нырнув с моста… Вот разве что школьный мой друг Эдик Каштанов, с ним были связаны танцевальные истории на крыльце нашей школы, мы были с ним главными сачками на полевых работах на брюкве, где вечно сидели в начале борозды, когда все уже заканчивали. Мы же старательно кидали ножами в брюкву, мечтая о том, какими мы будем знаменитыми, когда вырастем. Помню, как ждали мы приезда его сестры из заграничных командировок – это всегда была новая музыка и супер-сувениры, которых ни у кого до этого не было! Ольга Александровна Горбунова в моей судьбе сыграла едва ли не самую главную роль. Это именно она, выделив из своих учеников троих детей, повезла нас в Ленинград поступать в Вагановское Хореографическое училище. В Вагановку меня не приняли, и, как я теперь понимаю, слава Богу! Балеруном я себя плохо представляю. А вот Ленинградский Мюзик-холл не отказался от оболтуса, и там я и получил профессиональное хореографическое образование.
Мой отец, Александр Павлович Соколов, был бригадиром КИПиА на ЛКФ. И он устроил тогда меня на неполный рабочий день в бумажный цех, где я и собирал детские наборы цветной бумаги на машине, которая странно называлась регистратором. Рабочий из меня был куда лучше, чем ученик! И я частенько перевыполнял план. Помню, как все мы старались попасть в макулатурный цех. Там было столько иностранных глянцевых журналов и нашей любимой «Техника – молодежи»! Помню завораживающие истории о приезжающих вагонах с ветхими деньгами и вечным детским вопросом в голове: «Зачем уничтожать столько денег?». Там же, на ЛКФ, у меня произошла историческая для меня встреча с человеком, который подошел ко мне и спросил: «Ты правда хорошо танцуешь? Алибасов, знаменитый продюсер, проводит набор в свой коллектив»,- и сунул мне в руку бумажку с адресом. Когда я уезжал из Коммунара в Москву, мне было 14 лет. Мама, Вера Лукинична, уже была больна, но никто из нас еще не знал, что неизлечимо. И на мой вопрос, ехать или не ехать, мама твердо сказала: «Поезжай, сынок!». Это было в 1991 году. Следующая часть моей истории наиболее известна и подробно описана в разных вариациях в СМИ того времени. Работа в группе «НА-НА» началась с первого моего дня в Москве. Вернее, со следующего – я тогда уехал на гастроли с группой. И продолжалась до 2008 года, пока я не принял решение о сольной карьере.

Я благодарен городу, в котором я вырос. За все: за первую любовь, за профессию, за то, что меня именно здесь приучили к труду. За родительский дом и могилы, к которым я приезжаю каждый год. Я еду к вам с моим первым сольным концертом. У меня не было выбора города, с которого я начну свой первый тур. Я всегда знал, что это будет Коммунар, потом Павловск, где работала моя мама, Пушкин, где было последнее место ее работы в сельскохозяйственном институте и где была наша любимая пышечная…Это мой отчет родным местам – чему я научился за все эти годы. Моих родителей уже давно нет в живых. И известия о смерти каждого я получал после очередного концерта. Всегда хотел, чтобы это было не зря. А как получилось – судить вам, мои зрители и мои земляки!




Оставить комментарий

*

code



18.16MB | 97 | 0.467sec